МОЙ БЕЗЗАЩИТНЫЙ КАКТУС (взято из журнала)

Кактус – странное растение. Дурацкое. Лелеешь его, холишь, поливаешь. А он в самый неподходящий момент уколет тебя иглой. Игла мягкая, ненастоящая какая-то, а все равно больно. И обидно. Ведь ты ничего плохого не хотела: просто рукой где-то рядом провела… а уж погладить его по макушке. Как другой комнатный цветок, и совсем не возможно. Вот и дети из разнообразных цветов жизни однажды превращаются в неудобные и колючие кактусы. Ребенок становится подростком. А к слову «подросток» удачнее всего прилагается эпитет «трудный». Легких подростков, похоже. Просто не существует в природе. К их грубости, кривляниям, истерикам, провокациям как нельзя более подходит казенное словосочетание «подростковый период».

Кажется, найти что-то хорошее в этом периоде просто невозможно. Удивительно, что в нашем языке существовало некогда другое название этого времени жизни – отрочество. Отрок, отроковица…

Нет, это не о наших детях, это о невинных светлых созданиях, таких, как на старинных картинах, о тех, чьи глаза вбирают мир с изумлением и любовью, чьи сердца распахнуты для добра… А наши дети агрессивны, требовательны, закрыты. Каждый из них на свой манер испытывает терпение взрослых. Или это мы закрыты от них и не видим их светлого отрочества, замечая лишь издержки подросткового периода?

Та, что давно стала взрослой

Я повторяю это пятый раз! Нет, десятый. Она не слышит. Конечно, слышит, но делает вид, что ее это не касается. Сейчас я взорвусь. Все. Кто-то жутко орет не своим голосом. Оказывается, это я ору не своим голосом. Так, руки трясутся, лицо в красных пятнах. Это называется – поговорили. Она сознательно меня довела. А что ей стоило мягко и вежливо ответить мне на мой вопрос? Почему она такая? Ведь я делаю для нее все и даже больше. И вместо благодарности – грубость, протест.

А против чего, собственно, она протестует? Против того, что жизнь состоит еще из обязанностей, а не только из удовлетворения своих потребностей? Неужели это так сложно: сначала выполнить домашние дела, затем – выучить уроки, а уже потом валяться с книжкой или смотреть телевизор.

Мать приходит с работы уставшая как собака. А вместо сочувствия, помощи – одни требования и претензии. Человек еще копейки в своей жизни не заработал, а уже требует, требует… «Машке платье купили, а Катьке – кроссовки…» можно подумать, у нее хуже. Да я в ее возрасте понятия не имела о подобных роскошных вещах. Если бы мне такое покупали, уж я бы ценила!.. Впрочем, кажется, мне тоже что-то покупали. И очень может быть, что я это не ценила. А что я ценила? Сейчас вспомню…

Как раз в этом возрасте мне купили первый купальник. До этого я, как все девчонки, купалась в трусиках. И в новом замечательном купальнике бегала по берегу вместе с Витькой, который тащил меня в воду. А потом Валька сказала, что я выглядела «как дура»… И мама не понимала, почему я отказываюсь ходить на пляж.

Теперь-то я знаю, что валька ревновала. Может быть, впервые в жизни. Но тогда для меня ее слово было истиной в последней инстанции. А ведь эта Валька была противная, честно говоря, девчонка. Почему мне так важно было то, что говорила она, и совершенно не интересно то, что говорила мама?

Стоп! Только вот не надо этих параллелей и сравнений. Я должна ее воспитывать, и я буду ее воспитывать. Она должна понять самые важные вещи! Ей нужно научиться труду, подготовить себе к взрослой жизни. Необходимо учиться, учиться и учиться, как завещал… Ой, куда это меня занесло? Но учиться все равно необходимо, потому что в платный институт поступать никаких денег  не хватит. А у нее на уме какие-то игры компьютерные, какие-то песенки дурацкие.

У меня на работе важный проект, начальство гонит – быстрей, быстрей. Каждый день – аврал. А она вчера весь вечер нудела про какую-то историю в классе: Илона, видите ли, сказало про нее что-то… Я даже не поняла, в чем суть этой пустяковой истории. Но сегодня дочь отказалась идти в школу! Это же абсурд – из-за ерунды пропустить годовую контрольную! Сколько их будет, этих историй! Если из-за каждой впадать в депрессию – жизни не хватит.

Вот я уже и не помню имена тех, с кем училась. Все давно прошло и не имеет никакого значения. Поговорить с ней, что ли? Объяснить… Она кричит: «Отстань!» Замечательно. Я пытаюсь с ней общаться как с равной, а она мне: «Отстань!» Сколько надо иметь терпения… Но ведь мне некогда, у меня дел полно. Как помочь матери, так она ребенок, а как в дискотеке до одиннадцати плясать, так уже взрослая. Одевается, как дама из общества, что выглядит просто глупо! Красится тайком…

Что-то надо делать. Помягче быть. Или построже? Ну вот, она плачет. Ну не плачь! Давай поговорим…

Та, что скоро станет взрослой

Вот, опять она идет сюда. От звука ее шагов меня просто трясет. От звука ее шагов меня просто трясет. Сейчас начнется. Началось. Ей не надоедает повторять одно и то же часами.

Я не глухая! Но я не хочу это слышать. Сплошные истины в последней инстанции. Вечное «ты должна». Ничего я не должна. Если меня родили, так теперь что? Я обязана это отрабатывать? Могли бы не рожать.

Она меня не понимает! Меня никто не понимает. Никто. Я вообще одна в этом мире. А теперь, когда Илонка предала меня, я не хочу жить. Она рассказала всем мою тайну! Ужасно стыдно и ужасно больно.

Я никогда больше не пойду в школу. Там все будут смотреть на меня и смеяться за спиной. Я никому не нужна. Я некрасивая, бездарная. Что ни сделаю – все смешно, нелепо.

Волосы какие-то дурацкие, серого цвета. Мама говорит, что редкостного. Не редкостного, а мерзостного. А она мне перекраситься не разрешает. Ирка уже давно перекрасилась, все просто обалдели. А я должна как дурочка ходить. Платье мне купила, в каких никто не ходит. Как для детского сада. Зачем мне такое платье, когда я хочу штаны кожаные?!

Наверное, поэтому, у меня до сих пор нет парня. У всех уже есть, а у меня нет. Она говорит, что девчонки все врут про своих парней. Зачем им, спрашивается, врать?

Хотя, может, и правда, врут… что-то я никого с ними не видела. Но все равно ей хорошо говорить, у нее все позади. Ей уже ничего не хочется. Она придет с работы – и быстрей на диван, к телевизору. А я всего хочу! Где-то ведь есть места, в которых люди живут красиво. Женщины в открытых платьях, шампанское, музыка… Когда я избавлюсь от ее опеки, то обязательно буду ходить в такие места.

Опять она идет. И снова мораль читает… Учиться, учиться… Зачем? Чтобы жить так скучно, как она? Я не хочу так жить! У меня все будет по-другому, а не так как у нее: работа, дом, работа…

Почему она не хочет меня понять? Не разрешает жить так, как хочется мне? Орала вчера, что Таня уже курит. А сама? Курит на работе. Я же знаю. Почему им можно все, а нам ничего? Только потому что они взрослые, а мы считаемся детьми? Но я уже не ребенок. У меня горе – меня предала подруга. Я не знаю, как дальше жить. А она мне – про немытую посуду. Отстань! Оставь меня в покое! Это не выносимо.

Я живу, как в тюрьме. Музыку громко не включай, на улицу без разрешения не ходи. Денег не бери. Ничего нельзя.

Что же мне делать с Илонкой? Может, дать ей пощечину при всех? Или наоборот: сделать вид, что я ее не замечаю? Или дружить, как ни в чем не бывало, а потом отомстить?

Танька позвонила… она уже все знает. Илонка – подлая. Подлая дрянь! Он теперь никогда не посмотрит на меня. Ну зачем я сказала Илонке, что послала Ему записку без подписи? Теперь все знают, что это я написала, что я за ним бегаю…

После такого позора идти в школу не возможно. Но что же делать? Мама, что же делать?

Подросток

Странный возраст. Еще не взрослый, но уже недетский. Пройдет год-другой и нескладная девочка превратится в гармоничную девушку. Мальчишка, говорящий фальцетом и суетливо дергающийся на уроках, станет спокойным, уверенным юношей. Но пока внутри происходит эта метаморфоза, сколько неприятностей они принесут себе и другим…

Рост – болезненная вещь. Вокруг простирается огромный мир, предъявляющий свои требования. И подростки не знают еще, как им соответствовать. Вокруг бурлит жизнь, полная соблазнов, и подростки еще не умеют им противостоять. Внутри уже созрели настоящие, нешуточные желания, а в уме кипят противоречивые мысли…

Они хотят быть равными, но у них пока отсутствуют опыт и навыки. Они уже умеют критически мыслить, но еще не научились создавать нечто материальное. Мы, взрослые, забыли, что делается внутри человека в это сложное время. Мы не помним, как нам было больно когда-то. Какими мы были бесправными и одинокими. Какие сильные чувства бурлили тогда внутри каждого из нас. Как тянуло нас в каждую подворотню, на каждый звук музыки. Какими непереносимыми были взгляды других людей…

Подростки похожи на эти странные цветы – кактусы. Им просто необходимы колючки. Кактус внутри такой мягкий, а мир вокруг страшный. Что же ему делать, как защитить свою нежную сердцевину? Но рано ил поздно даже кактусы зацветают. Рано или поздно каждый подросток становится взрослым.

Комментарий психолога

Подростковый возраст иногда называют затянувшимся кризисом. Именно в это время происходит перестройка организма ребенка – половое созревание, которое обычно протекает трудно и для ребенка, и для его близких. Про это состояние. «гормональную бурю», удачно сказал один подросток: «В 14 лет мое тело будто взбесилось». На самом деле начинается активное физическое и физиологическое развитие организма. Увеличивается рост и вес, изменяются пропорции тела. Сначала до «взрослых» размеров дорастает голова, кисти рук и ступни, затем – руки и ноги, и в последнюю очередь – туловище. Интенсивный рост скелета (4-7 см в год) опережает развитие мускулатуры. Это приводит к непропорциональности тела, подростковой угловатости. Дети часто ощущают себя неуклюжими. Неловкими и относятся к этому болезненно.

Появляются внешние признаки полового созревания: у мальчиков меняется голос, у девочек формируется грудь. Могут появиться угри.

Для подростков характерны перепады сосудистого и мышечного тонуса, так как возникают трудности в функционировании сердца, легких, кровоснабжении головного мозга. Часто меняется физическое состояние и, соответственно, – настроение. Бодрость, азарт, радужные мечты сменяются ощущением разбитости, печали и пассивности. Эмоциональную нестабильность усиливает сексуальное возбуждение, связанное с половым созреванием. Обычно мальчики осознают истоки этого возбуждения. А вот большинство девочек испытывают чувства более неопределенные и связывают их с удовлетворением других потребностей: в привязанности, любви, дружбе, поддержке. Самоуважении.

В подростковом возрасте формируется образ физического «я». Из-за его гипертрофированной значимости ребенок остро реагирует даже на мнимые изъяны своей внешности. Иногда это приводит к чувству неполноценности, замкнутости, даже неврозу.

Перестраивается и формируется личность. Противоположные черты, тенденции, стремления сосуществуют и борются друг с другом. Характер и поведение взрослеющего ребенка определяется этой противоречивостью. Он считает себя взрослым и стремится к равным правам со старшими. Это чаще всего проявляется во внешнем облике и манерах. Еще недавно свободно и легко двигавшийся мальчик начинает ходить в вразвалочку, сплевывать, держит руки в карманах. Появляются сигареты, новые, не всегда «цензурные» выражения. Девочки ревностно оценивают свою одежду и прическу с образцами в журналах и на улице. И, естественно, выплескивают на родителей эмоции по поводу своего несоответствия этим образцам.

Внешний вид подростка становится постоянным источником конфликтов в семье и школе. Родителей, как правило, не устраивает ни молодежная мода, ни цены на необходимые, по мнению ребенка, вещи. А подросток, хотя и считает себя индивидуальной личностью, стремится ничем не отличаться от сверстников, трагически воспринимает то, что у него нет одежды, какую носят все в его компании.

Ребенок требует, чтобы к нему относились как к взрослому, и при этом часто идет на конфликты. Одно из противоречий – отношения с родителями: остро нуждаясь в их любви, признании, ласке, подростки, тем не менее, жаждут равенства с ними.

Основные сложности в общении, ссоры, скандалы возникают из-за родительского контроля за поведением ребенка, учебой, выбором друзей.

Крайние, самые неблагоприятные для развития подростка случаи – это жесткий тотальный контроль при авторитарном воспитании или. Напротив, полное его отсутствие, когда ребенок предоставлен самому себе и безнадзорен.

Поэтому придерживайтесь «золотой середины»: контролируйте свое чадо, но не агрессивно; не забывайте проявлять внимание к его проблемам. Наберитесь терпения, принимайте его таким, каков он есть… Помните, что подростковый период пройдет, а ваши отношения могут осложниться на долгие годы.

 

Темы: Воспитание и психология

3 комментария

  • future 2 декабря 2016, 21:01

    Все правильно
    Но как трудно заставить себя просто спокойно поговорить ...
    В єтом вся проблема

  • Ksenia13 2 декабря 2016, 21:17 1

    не знаю,у меня сыну 24 и я даже не знаю что такое этот переходной возраст,я воспитывала сына сама и всегда слушала его желания-вплоть до того что разрешала прогулять уроки в определённый день,раз -два в месяц,больше и не требовалось(сын окончил школу с медалью),я знала секреты большей части класса -у нас дома можно было говорить на любые темы...и знаете я часто думала-а если вот в 18 и скажет женюсь и т.д ,и для себя решила помогать и не мешать...но у моего сына другие планы и приоритеты(за что он всегда говорит спасибо),он не был ботаном -но и глобальных проблем не было

  • Lynxx 2 декабря 2016, 21:23

    Ой, как верно... И самое обидное, что ведь все это знаю, сама могла бы такую статью написать, и пыталась эту самую середину всегда искать! Но что ни делаешь, все равно колешься...
    Наверное, надо просто перерасти, оставляя на колючках свою кровь и кожу... Потому что забросить и плюнуть на мой цветочек я не смогу.

Для комментирования нужно войти или зарегистрироваться

Вернуться в Клуб